Как в Дагестане
работает профучёт,
которого нет
История жителя села Чинар Вазира Базанаева,
рассказанная им «Мемориалу»
С 2013 года в Дагестане тысячи человек были поставлены МВД республики на так называемый профилактический учёт как «экстремисты», «религиозные экстремисты» или «последователи ваххабизма». Юристы правозащитного центра (ПЦ) «Мемориал» обращались в суды с жалобами, выигрывали их — и весной 2017 года министр внутренних дел Дагестана Абдурашид Магомедов, по чьему приказу и был введен профучёт, объявил: учёт отменён, а собранные в его рамках данные будут уничтожены. Однако профучёт, как неоднократно сообщал «Мемориал» и СМИ (например, «Новая газета»), отменили только на бумаге. На практике он продолжает работать, но теперь уже в новой форме — под видом «заботы». В марте 2019 года тот же Магомедов снова заявил, что «профучёта экстремистов в МВД по республике Дагестан нет», но «есть профучёт лиц, склонных к преступлениям, в том числе экстремистской направленности».
Иллюстрацией «заботы» МВД может служить история 35-летнего жителя села Чинар Дербенского района Дагестана Вазира Базанаева.

С 2013 года участковые и сотрудники уголовного розыска ежемесячно звонят Вазиру и почти каждый разговор начинается со слов «я беспокоюсь о тебе, брат» (записи есть в распоряжении ПЦ «Мемориал»). Звонки сопровождаются вызовами в администрацию села, в отделения МВД, обысками, ограничениями передвижения, постоянным контролем и расспросами родственников. У мужчины есть семья и больной ребёнок. За шесть лет он очень устал от такой «заботы».

Что такое профучёт в Дагестане?
Профучёт появился в Дагестане несколько лет назад, массовый характер приобрёл в 2015 году — дагестанцев задерживали возле мечетей и просто на улицах, привозили в РОВД, снимали отпечатки пальцев, брали образцы ДНК. При этом сотрудники полиции не давали вразумительных пояснений по сути предъявляемых претензий и не выдавали никаких официальных документов о постановке на профучёт. Особое внимание уделялось тем течениям в исламе, которые российские власти считают экстремистскими, например, салафитам, но часто в руки полицейских попадали и случайные прохожие.

Люди не могут выяснить, как они попали в эти списки и как добиться исключения из них. Нормативные акты, на основании которых происходит постановка на профучёт, засекречены, ни один из приказов никогда не был обнародован. Процедуры постановки и снятия с учёта не опубликованы, сотрудники МВД, как правило, никаких пояснений не дают. Неизвестно ни одного случая, когда бы во исполнение решения суда или представления прокуратуры из органов республиканского МВД гражданам направили бы извещение о снятии их с профучёта.
Посещал мечеть
1
2013 год: Вазир узнает про профучёт

Участковый села Чинар Дербенского района Дагестана Тимур (предположительно, его фамилия Арапханов) позвонил местному жителю Вазиру Базанаеву и пригласил зайти в сельскую администрацию. Там Вазир узнал, что уже год стоит на учёте ФСБ. Его сфотографировали, опросили, записали личные данные, взяли отпечатки пальцев, и даже — образцы ДНК. Мужчине не объяснили, почему его вдруг поставили на учёт. Позже один из полицейских пояснит ему — брат, ты посещал одну из мечетей Дербента, некоторые из её прихожан уехали воевать в Сирию. С тех пор обыски в доме семьи Базанаевых, допросы, вызовы в отдел полиции не прекращались.

Вазир утверждает, что ни он, ни члены его семьи не являются последователями радикальных течений в исламе, никто никогда не нарушал закон. Сам он зарабатывает на жизнь честным трудом (Вазир подрабатывает на стройках в разных городах России, в том числе — в Москве), к тому же у его ребёнка серьёзные проблемы со здоровьем, он нуждается в особом уходе.
2
2014 год: проблемы с работой

Новый участковый Алямдир Мирзоев пришел домой к Базанаеву и предъявил список жителей села, которых постигла та же учесть. Некоторые имена были уже зачеркнуты — якобы их сняли с учёта за «хорошее поведение». Полицейский обещал, что через пару месяцев Вазира тоже исключат из списка, но обещание не сдержал. Давление на семью не прекратилось. На протяжении года полицейские звонили Вазиру и просили привезти в отдел супругу Эльмиру. В итоге он не выдержал и согласился — супругу тоже поставили на профучёт.

Вазир часто вынужден уезжать в другие города — на поиски работы. Силовики постоянно ограничивают его передвижения — для каждого выезда из Дагестана ему необходимо получать разрешение, писать объяснительные и докладывать о местонахождении и работе. Даже когда силовики знают о его отъезде, они продолжают приходить к нему домой в Чинар и расспрашивать родственников о нём.

В том же 2014 году автобус, на котором Вазир ехал в Москву на работу, остановили для досмотра. После проверки паспортов Базанаева попросили выйти из автобуса. Сотрудник полиции связался с участковым района, в котором живёт Вазир. После общения он запретил Вазиру выезд из Дагестана. Вазир вернулся домой, сходил в полицию и написал объяснительную. Лишь после этого он смог выехать из Дагестана, но в Волгограде автобус снова остановили. Из-за проверки документов время в пути увеличилось на два часа.
3
2015 год: обыск без документов

В августе 2015 года около 30 вооруженных сотрудников силовых структур в масках и камуфляже подъехали к дому Вазира на военном «Урале», окружили его и после этого ворвались внутрь. Вывели во двор самого Вазира и всех членов его семьи, в том числе — беременную жену и ребёнка, пожилую мать, брата с женой и двумя детьми. Никаких документов не предъявили, ничего не объяснили, обыскали Вазира, а затем обыск провели в доме.
4
2018 год: давление на семью

Обыски и расспросы не прекращались и весь 2018 год. Сотрудники отделения МВД России по Дербентскому району и участковый села Чинар регулярно вызывали Вазира в отдел полиции, где он якобы должен периодически отмечаться. Родственников беспокоили постоянными расспросами о нём, останавливали на постах ДПС, брали объяснительные, постоянно звонили и расспрашивали о его местонахождении, передвижениях, роде деятельности, состоянии здоровья членов семьи. Подобному давлению подвергалась и его супруга.
ВАЗИР БАЗАНАЕВ С СУПРУГОЙ ЭЛЬМИРОЙ
«Я беспокоюсь о тебе, брат»
Базанаев передал юристам «Мемориала» 30 аудиозаписей подобных звонков, сделанных в ноябре 2017 года и с марта по декабрь 2018 года
Вазир рассказывает, что когда он пытается как-то протестовать, то давление усиливается: «Если ты сам к нам не придёшь, то мы приедем к тебе, семью будем беспокоить, соседи все это увидят, лишние разговоры пойдут».

Всё это сопровождается постоянными телефонными звонками. Разные, порой очень вежливые сотрудники силовых структур спрашивают: «Как дела? Нет ли проблем? Как здоровье сына?» Мол, слышали, что у тебя ребёнок заболел. «Где супруга? Чем занимается? К родителям поехала? Ты где работаешь? Сколько времени? Адрес проживания в Москве или в Махачкале? Нам нужно знать, где ты. Адрес точный нужен в Москве. Зачем?! Как зачем… Вдруг что с тобой случится, буду знать, куда ехать».

На вопросы Вазира и просьбы представиться вежливые люди обижаются: «Вот зачем ты всё это, брат?! Мы же зла тебе не желаем! Где ты? Просто хочу тебя увидеть... Может, я о хорошем хочу с тобой поговорить!» Или: «Я работу свою делаю. Мне нужно знать, что происходит на моём участке, где находятся и чем занимаются люди. О всех владеть информацией. Силовики приходили к твоей матери? Ой, ну откуда я знаю, кто и зачем приходил. Брат, я же только за себя отвечаю». Или: «Вот я слышал, что в Москве нашего забрали! Испугался. Звоню тебе, переживаю», «Скоро чемпионат мира по футболу, в Москву лучше не езжай! Так как здоровье сына-то? Не подходит ему наш местный климат? Да, лучше в горы отвезти».

На одной из записей Вазир признаётся, что звонки полицейских чуть не стали причиной развода — супруга не выдерживает постоянного давления. Из-за такого пристального внимания к семье со стороны правоохранительных органов соседи и другие родственники относятся к Базанаевым с недоверием и боятся с ними общаться, чтобы не навлечь на себя неприятности.
А теперь — перепись
«Ты хочешь, чтобы я за тобой машину отправил и тебя насильно привезли? Я могу в две секунды это сделать!»
В апреле 2018 года юристы «Мемориала» обратились в прокуратуру и МВД Дагестана с просьбой провести проверку по фактам нарушений прав Вазира Базанаева и официально уведомить его, состоит ли он или его супруга на каком-либо учёте в органах внутренних дел, и если да, то на каком основании. После запроса Вазиру снова позвонили и сообщили: «Куда бы ты ни писал, даже в Москву, все равно в итоге заявление придёт к нам».

Мужчину вызвали в городское отделение полиции Дербента давать объяснения. Вазир отказался. Обещали привезти насильно, если понадобится: «Ты хочешь, чтобы я за тобой машину отправил и тебя насильно привезли? Я могу в две секунды это сделать!»

В сентябре 2018 года из отдела МВД России по Дербентскому району пришёл ответ, что никаких нарушений со стороны сотрудников силовых структур не выявлено, информация не подтверждается и на каких-либо учётах в отделе МВД он не значится. Но давление продолжается. Последний звонок от участкового был 24 декабря 2018 года. Через месяц, 25 января 2019 года, Вазир снова обратился к юристам «Мемориала». Он сильно обеспокоен — боится, что ему или членам его семьи могут подкинуть оружие, наркотики, что могут их похитить, сфабриковать уголовное дело.

После того как публикация о Вазире и других людях, попавших под профучёт, появилась в «Коммерсанте» (13 марта 2019 года) и полицейские поняли, что Базанаев записывает все звонки на диктофон, ему больше не звонили. Но в марте полицейские пришли домой к Вазиру под видом сотрудников, организующих перепись населения.
«Профучёта экстремистов в МВД по республике Дагестан нет, есть профучёт лиц, склонных к преступлениям, в том числе экстремистской направленности. Я вас уверяю, что за теми людьми, которые или являются сторонниками тех идей, экстремистских, дестабилизации обстановки, мы смотрим в десять раз больше, чем за теми людьми, которые совершают общеуголовные преступления. И будем смотреть, нравится это кому-то или не нравится. Слишком много несчастья принесли люди с такой идеологией нашей республике»
Абдурашид Магомедов,
министр внутренних дел Дагестана
март 2019 года
Заявление Правозащитного
центра «Мемориал»
Данные действия сотрудников полиции нарушают права граждан на свободу и личную неприкосновенность, на свободу вероисповедания, передвижения, на неприкосновенность частной жизни, на получение информации, касающейся прав и свобод граждан.

22 марта «Мемориал» вновь направил запрос — на этот раз прокурору и министру МВД Дагестана. В нем говорится, что Вазир Базанаев дважды обращался за помощью к правозащитникам и что после первого обращения «Мемориала» к сотрудникам силовых ведомств реакции не было. ПЦ «Мемориал» надеется, что на этот раз ответ придет.
Made on
Tilda